Вы здесь

Страна семьи – великая страна

24
0
951
Страна семьи – великая страна

– Один немецкий философ считал, что семья – это узаконенная половая жизнь. Некоторые современные молодые люди так и относятся к семье. Как Вы считаете, правильно ли это? И в чем на самом деле цель семейной жизни?

– Узаконенная половая жизнь – это, конечно, одна из целей семейной жизни.

Вообще, когда люди создают семью, это решение всегда сопровождается сильными переживаниями, которые нельзя объяснить с точки зрения просто здравого смысла. Даже когда люди идут в ЗАГС, для подавляющего большинства из них это больше, чем просто регистрация документа. Есть в этом нечто и иррациональное. Церковь признает, что это иррациональное действительно есть в браке, речь идет о благословении семьи не только государственным актом, а Существом, которое соединяет людей. Здесь уже мы приходим к моменту, когда только к половой жизни семью свести нельзя.

Есть такая очень важная евангельская фраза, которую произносит сам Христос: «Где двое или трое собрались во Имя Мое, там Я посреди них». Именно в этом смысле понимается семья в Церкви. Высший смысл семьи – научиться любить.

– С какого момента можно считать, что семья создана? Когда люди съехались вместе, когда они написали заявление в ЗАГС или венчались?

– Я скажу парадоксальную вещь. С моей точки зрения, люди создали семью с того момента, когда они перешли черту товарищеского общения – когда они вступили в близкие отношения. Другой вопрос, какую семью они создали и чем им придется заплатить за это.

Очень часто, к сожалению, в этом сожительстве с чьей-то стороны есть подлинная любовь, попытка ее реализовать, а со стороны другого человека есть желание использование своего партнера. Это бывает очень часто, и это очень большая ошибка.

С духовной точки зрения, подлинной семьей является тот союз, который сначала попросил благословения у своих родителей, у общества, у Бога. Люди, которые в открытую сказали: «Мы любим друг друга, мы хотим быть вместе», перед Богом объявили о том, что они готовы нести ответственность за свои отношения и строить свою любовь. Потому что любовь – это большое дело, которое сопряжено, как морской переход, с бурями, с трудностями.

У Высоцкого в «Баллада о любви» есть строки на эту тему:

И вдоволь будет странствий и скитаний,
Страна Любви – великая страна!
Все строже станет спрашивать она.
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна...

Но вспять безумцев не поворотить,
Они уже согласны заплатить.
Любой ценой – и жизнью бы рискнули,
Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули...

Через бури любовь проходит обязательно. И человек, который это сознает, создавая семью, и решает, что когда-то мне даже с самым любимым человеком будет нелегко, но я останусь с ним, такой человек правильно сознает, что он делает. И правильно понимает любовь.

– Многие люди, которые живут «гражданским браком», считают, что их брак более устойчивый, более благополучный, может быть, даже более настоящий, чем их в прошлом зарегистрированный брак.

– Говорят также, что есть масса несчастных семей, зарегистрировавших брак и даже венчавшихся. Но я могу сказать, что на моем пути было очень мало людей, у которых опыт сожительства был хорошим. Зато на моем веку было несколько ярчайших примеров настоящих, зарегистрированных семей, которые я считаю просто святыми. Они сознательно создавали семью.

– Допустим, пара зарегистрировала свой брак. А для чего еще венчание?

– Венчания, кстати, не было в древней Церкви. В древней Церкви двух супругов объявляли мужем и женой, они перед этим шли опять же в древнеримский «загс», регистрировали союз вполне гражданским способом. Но потом они выходили перед общиной, общине объявлялось, что эти двое стали мужем и женой, читались особые молитвы за них, вся община за них молилась. Вспоминали апостола Павла, что двое становятся одна плоть в браке, воссоединяются с Христом и друг с другом в едином особенном близком союзе и родстве. И этих двоих людей причащали как одного человека, как единого человека, по-особенному. Таким и было, собственно, начало, с которого пошло бракосочетание.

То есть люди соединялись с Богом и друг с другом, как одно целое, и в свою любовь принимали и Бога. И Бог разделял их любовь и помогал им пережить трудности, давал им благословение на то, чтобы прожить свою жизнь и создать свою семью в глубокой любви, в той, о которой апостол Павел написал (отрывок из 1-го послания к Коринфянам, глава 13): «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестанет, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится».

Прочитайте буквально одну эту главу послания апостола, и вы поймете, что это очень серьезно и очень здорово. И на такую любовь, конечно, хотелось бы иметь Божье благословение, потому что это трудно. Посмотрите на то, как мы живем в семье, ведь это трудно, и обязательно нужно, чтоб кто-то помог, чтоб кто-то рядом был.

– Ну вот, мы перешли потихоньку к самой семье, которая уже создана. Соответственно, возникают отношения в этой семье: есть муж, есть жена. В чем, на ваш взгляд, роль мужа и роль жены, что значит «глава», в каком смысле муж должен быть главой семьи?

– Сейчас очень много споров вокруг того, кто глава семьи. В семье, действительно, бывает, что подлинное руководство может вести и мужчина, и женщина.

Иное дело, что женщина часто стремится найти себя в мужских ролях. Это связано с тем, насколько инфантильными стали мужчины, когда исчезла необходимость физическим трудом своих рук зарабатывать хлеб. Когда эта миссия – пахать, – которую женщины просто не могли бы выполнить, упразднилась, когда пахать стало не надо, с мужчиной произошло что-то очень серьезное. И женщина стала пытаться занять его место. Она тоже может зарабатывать деньги, она тоже может быть очень сильным руководителем, она может «тянуть» всю семью, и быть, по сути дела, в семье и мужем, и женой одновременно. Но при этом есть такая природная, глубочайшая вещь, которую женщине надо все равно помнить – рождение ребенка и материнство.

Мужчина теперь не отвечает за то, чтобы спасать семью от голодной смерти. И он немножко «стал не нужен», он себя как будто потерял и не до конца находит в этой ситуации. А женщина сохранила самое важное: она – мама, только она может родить ребеночка, только она ему нужна. Я никогда не обижался, когда мои дети в раннем возрасте в какие-то моменты просились только к маме, а не ко мне, и отвергали меня, потому что это природное, это великий дар, и мужчина его не имеет. В этом плане женщина в семье важнейший человек.

Но при этом женщина, особенно в материнстве, вынуждена сконцентрироваться на внутреннем состоянии семьи: на состоянии душевном, духовном, на телесном состоянии детишек, на пропитании внутреннем, на состоянии дома. Это объективно происходит, и история ничего в этом плане не изменила. Все социалистические эксперименты, даже шведский социализм, ничего в этом, по сути, не могут изменить.

А у мужчины есть проблемы стратегической ответственности за семью, чем бы он ни занимался. Он может быть очень хорошим, состоятельным менеджером, он может быть суперталантливым творческим человеком, даже гениальным, может состояться в какой-то профессии. Но я никогда не разделю точку зрения, которую сейчас очень часто можно слышать, причем это рисуют почти как икону: вот мужчина – блестящий тренер (педагог, писатель и прочее), он все забыл ради своей профессии и расстался с женой. Они расстались, потому что он решил, что профессия – целиком его предназначение, и сумел отбросить семью – это не катастрофа.

Для мужчины это катастрофа! Его энергия, его колоссальная активность должна иметь за спиной, в тылу, семью. Если семья за твоей спиной разрушена, то вся твоя активность стоит недорого, как бы хорош ты ни был в каких-либо творческих и прочих делах. Я считаю, что для мужчины это крах и катастрофа. Он должен уметь строить дом. Говорится, что это одна из миссий и функций мужчины – построить дом. А в доме уже жена создаст атмосферу. Я не имею в виду, что жена в доме встанет на кухне, я совершенно о другом. Но если ты свой дом разрушил и сжег, даже ради самого прекрасного дела, – то если ты настоящий и честный человек, ты это прочувствуешь как страшную катастрофу и жизненную трагедию. Для мужчины это бесчестие, я считаю.

– Очень часто пары создаются и не торопятся заводить детей. Думают, поживем три-пять лет, после этого уже начнем думать о потомстве. Как вы считаете, насколько это верно?

– Это, кстати, очень характерная тенденция в тех самых сожительствах, которые гордо именуют себя «гражданскими браками». Такой подход – это превращение личной жизни, близости в постоянное отслеживание того, чтобы не дай Бог не зачать ребенка. На мой взгляд, это тоскливая, уродливая вещь, которая налагает на отношения между людьми отпечаток бесконечной трусости.

Я знаю семьи, в которых действительно есть проблемы с тем, что не могут выносить ребенка, когда может пострадать здоровье кого-то из супругов. А там, где проблем никаких нет, а есть ежедневная боязнь, что наша любовь воплотится в чью-то жизнь, есть постоянное слежение за техникой сексуальной жизни – есть в этом постоянное «включение головы», и люди не любят друг друга нормально, все время думая, что у этой любви может быть плод. Такая бесплодная любовь – какая это любовь, если ты все время отслеживаешь, чтобы чего-то такого не случилось? Это техника получения наслаждения друг из друга, без настоящего риска, подвига, восторга, на мой взгляд, которая в конечном итоге лишает человека счастья. Потому что риск, стремление всего себя другому отдать, и чтоб появилось, возникло что-то новое в мире – и есть часть настоящей любви.

А люди занимаются чем-то совершенно другим, мне кажется. Сердцу человека это не может не повредить. Не буду говорить о психике и о том, что начинается сумасшествие, когда оказывается что-то не в порядке, нужно проверяться, тесты на беременность – задумайтесь, это ведь сумасшедший дом.

Я себе представляю семейную жизнь, я тоже семейный человек, и больше симпатий испытываю к некоторым моим многодетным друзьям, которые говорят: «Да как получится так отслеживать?..». Трудно с детьми, но те, кто несет ответственность за детей, не боятся друг друга любить, не боятся, в том числе, близких отношений, в которых рождается ребенок, перестают думать об этом, потому что друг друга любят.

Есть что-то ненастоящее в этом. Так жить и мыслить – это значит лишить себя части того счастья, которое Бог дает супругам.

– Владимир, тем не менее, статистика сейчас не очень радостная по поводу семей, которые сохранились. И мы наблюдаем, что 90% семей в первые десять лет распадаются. Как вы считаете, почему такое происходит?

– Статистика показывает и то, что все больше людей ходит в храм. А между тем, отношения между людьми стали лучше? Нет! Потому что вопрос не в том, чтобы механически вступить в брак, и не в том, чтобы механически прийти в церковь. Статистика внешнего поведения не совпадает со статистикой человеческого благородства, человеческого умения быть хорошими, настоящими, человеческого умения стать святыми, к чему Церковь призывает людей.

Вот я наблюдаю, как христиане зачастую ведут себя в интернете. Откровенно говоря, как честный православный христианин, я не всем людям, которые далеки от веры и церкви, советую заходить на христианские форумы. Потому что вы примете за христианское поведение общение людей, которые обличают друг друга, друг к другу не по-христиански относятся и все время заповедь Христа «Да любите друг друга» игнорируют.

Во многих семьях проблемы одни и те же, все эти проблемы идут от нежелания поступиться собой и полюбить так, как сказано: «не искать своего», а искать счастье любимого человека. Это не значит – под него подделываться и все его прихоти и выкрутасы терпеть. Наоборот. Недаром Честертон писал, что «если б жена своего мужа не любила, она б его не пилила». Именно неравнодушие свидетельствует о том, что человек другого любит, пусть в такой неудачной форме. То есть человек должен жить, и семья должна жить интересами одного супруга к другому, а не только своими собственными. И точно так же вообще все христиане должны жить, как говорит апостол: «Носите бремена друг друга, и так исполните закон Христов» (Гал. 6, 2).

Например, тебя просят: «Пожалуйста, помоги мне сделать уборку в квартире», а я ненавижу это, честное слово, пылесос ненавижу, у меня аллергия на пыль и прочее… У жены при этом болит спина, например, а я говорю: «Нет, не буду, полежу, спать хочу» – вот с этого начинается развал. Люди начинают себя щадить, жалеть, думать, как нас обидели, как на нас посмотрели, кто нам чего-то недодал. Мы увлекаемся собой и забываем о том, что любовь совершается через мою жертву и мое стремление жить интересами другого человека, понять его, ему помочь. А мы замыкаемся в себе – и семья начинает распадаться.

Я не считаю, что семей, на которые хотелось бы равняться, немного. Это означает, что нужно стремиться к настоящей, хорошей семейной жизни, и что нужно подражать именно хорошим примерам.

То, что мы все болеем и все в конце концов умрем, не означает, что мы срочно должны бросить лечиться. Так же и тут. Да, очень много трудностей на пути семьи. На пути семьи, как на пути вообще всех добрых человеческих дел стоит дьявол, искушает человека одним и тем же – яканьем. Человек начинает думать «я, я, я..», забывая обо всех: о близких, о ближних, о врагах, которых тоже надо любить каким-то парадоксальным образом – ну что это такое, это вообще кажется ерундой! Вот и теряют в конечном итоге живой шанс. А надо прекратить искать, кто хуже меня, а смотреть: а кто же лучше, с кого мне брать пример.

– На что особенно обратить внимание мужа и жены, куда приложить основные усилия, чтобы брак сохранился, чтоб он был счастливым, может, на начальном этапе?

– Стараться понять то, что в браке обязательно будут такие моменты, когда, – это неизбежно как дыхание, вдох и выдох, – будет казаться, что все хорошее прошло, будет конфликт, будет спор. Могут прозвучать любые слова, вплоть до «давай разойдемся». Ситуации будут в жизни всякие. По возможности, настройтесь на то, чтобы никогда этим не искушать супруга или супругу и никогда не идти на поводу у этого. Имейте терпение и веру в то, что это вопрос, адресованный семье, для того чтобы она выросла до новой меры любви. Доверяйте Богу в том, что ваша семья, раз она создалась, существует; и что если вы не будете относиться к кризису как к катастрофе, фатально, а отнесетесь к этому как к вызову, адресованному вам обоим, и пройдете этот этап вместе, несмотря на охлаждение, ощущение невероятной тяжести, непонимания – то вы вдруг друг в друге откроете совершенно новую глубину и будете любить друг друга крепче.

Не нужно настраиваться на то, что любовь – это тогда, когда нам вместе очень хорошо. Нет, любовь – более сложное дело. Настраивайтесь на то, что я в какой-то момент узнаю этого человека не только с хорошей стороны, но, может быть, с дурной. Но я все равно не предам его, и я его приму, я постараюсь ему помочь, я буду делать все, что в моих силах, чтобы ему помочь, но я его не брошу. Раньше это для многих было очевидным, здесь не было альтернативы, и от этого, мне кажется, любви было в каком-то смысле больше на фоне большего изуверства и жестокости общества. А сейчас все хотят жить чувством первоначальной влюбленности и теряют очень многое в семейной жизни. И часто идут по кругу: один брак, вплоть до первого скандала, второй брак до первого скандала, третий брак до первого скандала – и жизнь идет по кругу, а семьи-то нет и не может быть. И любви настоящей в этом нет, потому что любовь обречена быть испытанной, чтобы стать закаленной.

Автор: Владимир Гурборликов

Источник: Realove.ru

24

Еще по теме