Вы здесь

Среди жизни

40
0
2801
Среди жизни

Что его потянуло поехать по этой дороге, он и сам не знал. Он никогда не ездил по ней, но сегодня, возможно, лишь потому что он опаздывал на деловую встречу. Повороты – он не любил их, но сейчас…

- Черт! - сам не понял, что произошло. Одновременное нажатие тормозов и свернутый до предела руль в сторону. Он выскочил из машины, ругаясь и проклиная все на свете.
Оставив дверцу машины открытой, он ринулся к ней. Он чуть не наехал на эту бестолковую девчонку. Что она делала на дороге? Чего ждала?
- Ты с ума сошла?! Это же дорога! – он налетел на нее, как только подошел ближе и тут же оторопел – на него смотрели огромные глаза, в которых было отчаяние и глубокая непонятная пустота…
- Ты что сумасшедшая? – более тихо и неуверенно спросил он. Ты хотя бы слышишь меня? Эй?!

Он легко дотронулся до ее плеча и тут же отшатнулся от неожиданности – статуя ожила – глаза заиграли, цепкие пальцы схватили его за руку и сильно сжали, губы зашевелились и произнесли какие-то слова благодарности. Эта бессвязная речь была наполнена какой-то непонятной для него радостью. Она все еще что-то шептала, крепко держа его за руку, когда он, наконец, понял, что она какая-то ненормальная. Он уже опаздывает, ему все это надоело, он устал. Он стал вырывать свою руку, но ему это не сразу удалось. Когда же все-таки удалось освободиться, он рванул к машине, хлопнул дверцей и нажал на газ.

Вся встреча прошла как в тумане. Он сам не знал, каким чудом удалось заключить договор с компанией, от которой зависела дальнейшая работа его фирмы. Волнение, переживание, молитвы – он прошел через все это, только бы они подписали контракт. «Похоже, девчонка приносит удачу», - думал он, когда возвращался домой. Думая, он все же объехал дорогу, где случилась встреча.

Дома, с полупустой бутылкой коньяка и, лежа на диване, как-то забылось утреннее происшествие. Засыпая, мозг сверлил мысли, нет не его, а той, которую он чуть не сбил. Они были прерывисты и как-то не доходили до его сознания: «Жива… спасибо… жива… значит, есть… существую… ты ведь увидел… испугался… значит, можно видеть… знать…
любить…». Он ничего не мог понять из всего сказанного ею. «Любить» - причем тут любить? Дальше мыслить было просто невозможно, он не заснул, а просто отключился.

Он не думал, не вспоминал, а просто забыл вообще о существовании случайной встречи, произошедшей несколько недель назад. С головой уйдя в работу, он ни о чем не мог думать. Работалось легко и просто, как никогда, везение, удача стояли за плечами, и ему не верилось. Пробегали дни, недели, месяцы… Ранняя холодная весна все еще не хотела одарить природу теплом и цветами. Все так же по утрам моросил дождь, шины купались в холодных лужах и месили грязь.

- Всеволод Константинович.
- Да, - очнулся он и, отвернувшись от окна, в которое смотрел долгое время, оглянулся на секретаря. Кажется, он что-то диктовал и засмотрелся на капли, стекающие по стеклу, задумался.
- Да, – переспросил он. – Я, кажется, что-то говорил?
- На завтра … Вы хотели еще что-то добавить на завтра … - медленно прозвучал голос молодой секретарши, но Сева не слышал его - он смотрел на ее руки, которые постукивали кончиком карандаша по блокноту. Какая-то боль пронзила тело, мурашки побежали по коже. Пальцы. Ему почему-то вспомнились холодные пальцы, крепко хватающие его за руку, широко открытые печальные глаза, в которых тоска постепенно сменилась счастьем, губы, которые невнятно что-то шептали… Он рванулся к двери, на ходу сорвав со спинки стула пиджак.
- Всеволод Константинович, что с Вами?
- Альбина, отмени на сегодня все встречи, до конца рабочего дня меня не будет.

Выпалив все одним предложением, он ушел, хлопнув дверью. Дождь, дорога, дворники пытаются бороться с потоками на лобовом стекле. Вот эта дорога, поворот, Сева заглушил мотор и опустил голову на руки, что сжимали руль. Почему он вдруг вспомнил о ней? Почему? Немного подумав, он понял, наконец-то смысл сказанных девчонкой слов. Понял, почему она стояла на дороге и чуть не попала под колеса его машины. Его машины! Почему именно он? На его месте мог оказаться кто угодно.

«Одинока. Никому не нужна. Она как будто живет среди жизни, людей и как будто ее нет, не существует. Глупая, сумасшедшая, разве можно вообще до такого додуматься? Стоять на дороге. Проверяла, конечно, проверяла – есть она или нет. Убедилась. Обрадовалась – я заметил ее, значит, жива, есть. Господи!» - он думал, подняв голову и уткнув подбородок в сцепленные пальцы, смотрел сквозь окно. Было уже далеко за полдень, людей почти не было – лишь редкие прохожие проскальзывали мимо, дрожа под зонтиками.

Кто-то постучал в ветровое стекло. Сева вздрогнул и повернул голову. К нему, склонившись, заглядывал мужчина. Дождь стекал с его волос на странную одежду. - Подайте, Христа ради, - прохрипел его голос, и костлявая рука потянулась к окошку. Молодой человек, что-то нащупав в кармане пиджака, приоткрыл окно и положил в протянутую руку. Тот радостно запрыгал, прижав руки к груди, бормоча слова благодарности. Сева его уже не слышал, закрыв окно, опять устремил взгляд на дождливую улицу.

Вдруг, он не поверил - на обочине под зеленым зонтом, пропуская машины, стояла она. Первое побуждение было – выскочить, подбежать, посадить в машину, поговорить. Но все, что он сделал – продолжал сидеть в полном оцепенении, сжав до боли пальцами руль, следя, как она удаляется. Очнувшись, поехал за ней. Зачем? Он и сам не знал. Она шла медленно, словно о чем-то размышляя, похоже, ее ничуть не волновала погода. Она свернула в переулок. Он знал эту местность, и тут же обогнув дворы, выехал на главную дорогу. Она действительно появилась через несколько минут, такая же грустная, с забрызганными штанами, в удлиненном, не то, пиджаке, не то полупальто. Пройдя несколько кварталов, она вошла в кафе.
«Ненормальная, нет, чтобы пойти домой, забраться под одеяло, почитать хорошую книгу или просто заснуть, так она в такую погоду сидит в кафе».

Она заказала кофе. Он из машины следил за ней. Она пила горячий кофе мелкими глотками, обхватив чашку обеими руками. К ней никто не приставал, не заигрывал, не пытался заговорить – как обычно случается. Она не была слишком красива, но что-то в ней было, что выделяло ее из толпы. Она не замечала людей, которые ее окружали, не прислушивалась к их разговорам. Она не принадлежала к их жизни. Как будто у нее была своя, никому не нужная не интересная жизнь…

Словно она жила в своем мире, в который никому не было доступа. Господи, да ее просто не замечают. Она для них не существует. Похоже, что ее видит только он, а для остальных ее нет. От этой догадки ему стало как-то не по себе. Может она действительно мираж?

Девушка допила кофе, вышла из-под навеса и пошла мимо его машины. Она не обратила на него внимания. Зачем? Ведь ее тоже не замечают… Сева видел, как она покусывает губы, смотря перед собой в пространство. Снова душу зажег порыв выскочить, позвать… и опять ничего – словно врос в сиденье. Проводив ее так несколько кварталов, заметил, как она подошла к одному дому и, подходя к подъезду, достала ключи. Приглушив мотор, он следил за ней – как вошла в подъезд, какие окна загорелись ярким светом, должно быть это ее окна… Помедлив немного, включил зажигание и, прокрутив в голове ее адрес, уехал.

Дела шли как никогда хорошо, но он не мог сосредоточиться на работе. Руки охватывала дрожь, когда он чувствовал на них прикосновение ее пальцев, в ушах звучала отрывистая речь и в памяти всплывали удивленные счастливые глаза…

Проходили дни – он думал, недели – решался, месяцы – боролся… Выжидал, подбирал момент подойти к ней, познакомиться. Сева, словно входил в ее жизнь, а она и не догадывалась. Он не знал, что его тянет к ней… Но в один прекрасный день понял – созрел для того, что ему открылось – нет, она совсем е сумасшедшая, не глупая и не странная – она просто очень одинока… Никто не нуждается в ней, не ищет ее помощи, не зовет… Она совсем одна в этой бурной жизни, почти так же, как и он… Это понятие до него дошло, словно, взрыв вулкана! Одинок? Да, именно одинок… За работой и житейскими проблемами не замечал, как не хватает рядом кого-то родного близкого своего человека, чтобы понял, помог, выслушал, согрел, поддержал… Она такой же человек и у нее такие же проблемы – так что же ему мешает?

Он сидел в машине на том же месте, где впервые они встретились, и ждал ее. Она пришла. В то же время, как и в течение многих дней… Остановилась, пропуская машины, когда она хотела перейти на другую сторону улицы, он резко нажал на педаль газа, и девушка попятилась. Затормозив возле нее, открыл дверцу, букет роз больно колол ладони. Девушка, не понимая, смотрела на человека, который выходил из машины с цветами и шел, улыбаясь, к ней. Она не поверила, подумала, что не к ней, стала оглядываться, надеясь увидеть счастливицу, но рядом никого не оказалось. Значит эта счастливица – она? А красивый молодой человек уже стоял перед ней и протягивал букет. Неуверенно смотря, она протянула руку, чтобы взять цветы, но тут же опустила.

- Это мне? – спросила она с сомнением.
- До встречи с тобой я был мертв, хотя думал, что существую. Но, встретив тебя, понял – живу! Спасибо!
- А я? Я живу? Я тоже могу жить, так же как и ты? Правда?
- Теперь да!
На него смотрели счастливые глаз, по щекам текли слезы… Взяв дрожащими руками цветы, она легко коснулась его ладони, и почувствовала тепло…
- Хочешь, я отвезу в кафе под навесом?
- Откуда ты знаешь, что я там бываю?
- Я тоже иногда там сижу, - соврал он. - И видел тебя.
- Видел? Разве меня можно было видеть?
- Я ведь заметил. Как тебя зовут?
- Оля.
- А меня Всеволод Констан… Сева.

Снова зажигание, запах ее волос в машине, кофе, горячий кофе в чашке, которую она держала не как все… Да, она не похожа на других… Она особенная… Единственная… Такая одна… Много разных девушек с именем Оля, но именно эта Оля его… и принадлежит только ему одному… Ольга, Олечка, Оля, Оленька…

40

Еще по теме