Вы здесь

Наши дети

Сообщество Наши дети

Сообщество о самом лучшем, что есть в нашей жизни – о наших детях.

Вопросы кормления и воспитания, развития и образования наших малышей.

Мой ангел

Аватар пользователя Silviya
26 мая 2019  •  

— Мой ангел, мое солнышко, — говорила мама маленькой Карине. 

Девочка была улыбчивой и очень милой, ходила в садик. Этим летом на садик напали карантины, случились целых два. Сначала по свинке, потом по ветрянке. Карина легко перенесла болезни. Правда, назойливо чесались зеленые пятнышки и хотелось на улицу.

Но мама сказала, что могут заразиться другие детки. Карина хотела, чтобы все детки были здоровы, и не просилась на улицу. Она с грустью наблюдала за мухой на той стороне стекла. Муха ползала по стеклу, показывая брюшко, и не реагировала на палец, которым Карина водила со своей стороны стекла.

Мой ангел

И вот врач сказал маме:

— Здорова. До чего прелестный у вас ангелочек, бархатная с оливковым оттенком кожа, большие глаза. Красавица растет!

— Спасибо, — польщенная Ольга взяла своего ангелочка за руку и повела домой. 

Пару дней Карина сходила в садик, а потом случилась беда. Ольга обомлела, придя за Кариной.

Малышка улыбалась половиной лица, а вторая половина застыла, как маска. Она нескладно ковыляла к маме, левая рука висела как плеть. Девочку парализовало. Ольга бросилась к ней:

— Что с ней?

— Не знаю, – испуганно ответила воспитательница, – я не видела.

— Как не видели? Это давно?

— Детки с обеда говорят: «Карина кривится», думала, балуется.

— Почему «скорую» не вызвали?

— Я боялась? – призналась воспитательница. 

Ольга вызвала «скорую» из садика. Она от ужаса закостенела, казалось, все это снится, такого не может быть. Прижимала малютку к груди, не зная, как помочь, как защитить своего ангелочка.

Девочку оставили в больнице без мамы. Ольга поехала домой, не видя и не слыша ничего вокруг, погруженная в свое горе. «Господи, помоги моему дитяти», – молила она. Диагноз «ветряночный энцефалит», как удар, обрушился на ее бедную голову. Она молила Бога и надеялась на врачей, на людей, на Вселенную.

Ее ангелочка должны спасти. На следующий день с утра она с мужем была в больнице. Девочка прыгала навстречу родителям, волоча за собой ногу, и улыбалась половиной лица: «Папа, мама, папа, мама…», – лепетала она, не зная, кому первому протянуть ручку. «Хорошо, что еще не понимает», – сказал папа.

Домой возвращались молча, горе придавило к земле. Оба были поглощены своими мыслями. Ольга очнулась от голоса мужа. Говорил негромко, но четко, ставил в известность: «Я принял решение, если Карина такой останется, я с тобой разведусь. Я еще молодой, у меня будут дети. Мне очень жаль, но каждый день смотреть на инвалида и расстраиваться я не буду. Хочешь – обижайся на меня, хочешь – нет», огласил вердикт мужчина. Ничего не сказала Оля, ее горе было значительно больше, чем то, что ее бросит муж, где-то в подсознании отложилось «подлец», и снова мысли переключились на ребенка. Девочку выписали после курса лечения, но еще кривилось личико, не полностью закрывался глазик, даже когда спала, тянула ножку и на подбородке появлялась несимметричная ямочка.

«Курс лечения нужно повторить через пару месяцев», – сказали при выписке. Муж не бросил, должно быть ждал результата. О разговоре не вспоминали, ему не хотелось возвращаться к неприятному разговору, а она всецело была занята ребенком. Карина снова стала ходить в садик. Соседка посоветовала Ольге попросить путевку для девочки в санаторий в поликлинике: «Поможет, и лечат, и кормят деток хорошо».

Оля пошла к заведующей поликлиникой. Та посмотрела карточку:

— У нее еще острый период, приходите через год.

— Запишите на очередь.

— У нас нет очереди, – как отрезала заведующая, – путевку даем по состоянию ребенка.

— Тогда дайте сейчас, вы же видите ребенка нужно лечить.

— Положите в больницу.

— Недавно выписались.

— Женщина, у ребенка острый период, сейчас нельзя, приходите через год, — заведующая злилась.

— Напишите в карточке, – требовала Оля, – через год скажете, что поздно.

Заведующая отметила в карточке и отправила маму восвояси. Через пару месяцев девочку положили на повторный курс лечения в больницу, а через год Ольга пришла к заведующей снова.

— Женщина, ваш ребенок болел год назад, у нас есть более больные детки, – невозмутимо ответила заведующая, всем своим видом показывая, что путевки ждать не стоит.

— Лично Вы год назад сказали.., а сейчас поздно!? Я не уйду без путевки… Ольга получила путевку для пятилетней дочки.

            Дорога – пять часов автобусом, так далеко девочка не ездила. Оказалось, ее укачивает в транспорте. Она, тихонько, со слезами на глазах, просила:

— Мамочка, попроси остановить автобус, хоть минутку постою на твердой земле, у меня все внутри обрывается.

У Ольги сжалось сердце. Поразила взрослость поведения ребенка. Девочка из автобуса вышла бледная. В санатории оформили быстро, показали, где будет спать, где есть. Карина была грустной, держала маму за руку и заглядывала в глаза. Маленькая ручка держала крепко­­-крепко. И когда мама обняла ее и поцеловала, пообещав, приехать через пять дней, тихонько попросила:

— Мамочка, не оставляй меня.

— Солнышко, тебе нужно здесь полечиться, — сказала Ольга. «Вот смотри, — она загнула ей пять пальчиков, — через пять дней я приеду, и мы пойдем с тобой гулять.

Девочка заплакала. Все дорогу Ольга проплакала. На следующий день позвонила в санаторий, воспитательница сказала:

— Карина плачет, но за пару дней привыкнет. Плохие те родители, по которым дети не плачут.

Карина плакала и второй день, и третий, плакала тихонько, не по-детски, спрятавшись в угол. На четвертый день воспитательница сказала:

— Не знаю, как успокоить, плачет даже ночью, сердце разрывается, глядя на нее.

Ольга отпросилась с работы и приехала на пятый день. Вышла с Кариной в сквер, сказала, что любит ее сильно-сильно, так соскучилась, что отпросилась с работы, чтобы ее навестить.

Карина вся светилась:

— Мамочка!

Они гуляли, разговаривали, ели конфеты. Ольга заночевала в гостинице, чтобы побыть с ней еще день. На обратном пути поплакала и уснула. Ей приснился светлый ангел. Он распахнул крылья над ее Кариной. Ольга проснулась, казалось, она только что закрыла глаза, а уже подъезжали к ее городу. На душе было легко. На следующий день в санатории ответили, что Карина перестала плакать. Не плакала и на следующий день.

— Наверное, привыкла, — облегченно вздохнула Ольга. Приехала навестить дочку в субботу, Карина вышла улыбающаяся.

— Почему ты плакала первую неделю, моя девочка? — спросила Ольга, когда они гуляли в скверике.

— Мамочка, — сказала девочка, — я думала, раз я такая, то тебе не нужна. Ты меня оставила и больше никогда не заберешь. А ты приехала, значит, ты меня не бросила.

Резануло по сердцу: — Бедный ребенок думал, его бросят. Такое маленькое еще сердечко, а такое восприимчивое и такое любящее.

— Солнышко мое, ангелочек мой, я тебя никогда не оставлю, ты моя любовь, моя жизнь, – заплакала Ольга.

— Я тебя очень люблю мамочка, — девочка прижалась щечкой к маминой руке и добавила: — И папу.

Из санатория Карина вернулась практически здоровой. Детки — это маленькие люди, только с более чувствительными душами и с более открытыми сердцами. И кто знает, может, их устами иногда говорит ангел.

Автор: Валентина Быстримович

0
0
113