Вход в систему

Добавить на Яндекс

Счастье не оставляет шрамов

- Какие у тебя планы на сегодня?
- Ты! (с)

Она стояла, вжавшись в холодный кафель. Потрескивание лампочки разрывало тишину. Его дьявольские глаза съедали ее заживо. Девушка знала, что еще пару секунд и бешеный зверь сорвется с цепей, растерзает не только ее тело, но и душу. Глаза в глаза и мурашки бегут по ее позвоночнику, комок в горле и не хочется шевелиться, дышать.

Ему нравилось наблюдать, как напрягаются ее скулы на лице, как сжимаются пальцы в кулаки, как она отчаянно облизывает быстро высыхающие губы. Нервничает. Определенно это его заводит. Она дышит глубоко и прерывисто, а он может даже видеть, как лихорадочно бьется ее сердце. Испарина на лбу, капельки пота в ямочке на шее и уже ничто не сможет остановить его.

Опирается о холодный кафель, молясь, и надеясь. Хотя молитвы и надежды уже ей не помогут. Душа в той же тьме, что и его. Видимо они хорошо устроились на раскаленном угле, и мирно попивают холодный виски, наблюдая, как два тела играют в кошки-мышки.

На лице у него играет ухмылка, джинсы опущены чуть ниже бедер и глаза сверкают, словно раскаты молнии. Когда-нибудь она привыкнет, когда-нибудь она сама будет стоять напротив него с плеткой, когда-нибудь у нее будет преимущество, а он просто будет наслаждаться, как его маленькая рабыня стала Богиней. А пока...

Она пытается не моргать, ведь знает, что за долю секунды он может уже быть вплотную к ее телу и тогда все полетит к чертям. Тогда она сдастся и не пожалеет, тогда она опять будет его. А сейчас, пока он на расстоянии вытянутой руки, она может верить в свою силу его оттолкнуть. Только вот внутри все сжимается и судороги сводят низ живота и все тело молит о пощаде. А ей все кажется, что она может противостоять ему.

Его руки напрягаются, он чувствует запах ее тела. Он улавливает феромоны ее жажды. Он может лишь протянуть руку и она его. Но эта игра его завораживает, он хочет, чтоб она изнемогала от духоты и электрической атмосферы вокруг них.

Конечно, она знала, зачем он выбрал эти четыре стены в белый кафель, потрескивающую лампочку посредине потолка, и какую-то железную каталку. Она загнанный зверек в клетке, она игрушка для его потех, но сегодня ее единственный шанс сбежать.

Опять эта чертова улыбка касается его губ, глаза наполняются теплом и светом, руки расслабляются, и он вальяжно в шаг преодолевает расстояние между ними. И уже обжигает дыханием ее влажную кожу. Мягкие ладони почти невесомо касаются щеки, большим пальцем задевая нижнюю губу. Ее глаза полуоткрыты, дыхание учащается. А движения продолжают путь по изгибам шеи и плеча, опуская лямочку белой майки. Она дрожит под его властным телом. А он улыбается, его переполняет нежность, ласка, которую он хочет отдать ей и только ей. Он знает ее страх. А она скрывает желание. Боится и хочет.

Вторая рука пробирается под майку и его горячее тело уже полностью прижимает к стене ее хрупкий стан. Еле уловимый стон вырывается из ее груди. Он опять играет в свои изощренные игры. Дразнит, издевается, волнует, возбуждает.

- Привяжи меня, чтоб я не сбежала... - хриплым голосом она шепчет ему.

Запах желания и похоти витает где-то над их головами. Он смеется, зажимая ее горло рукой и указательным пальцем поглаживая за ухом. Ее тело поддается ему навстречу, пульс зашкаливает и воздух заряжается. Уже понятно, что ремни и узлы на руках не нужны, она и так никуда не уйдет. Ноги ватные, сознание затуманено. Есть только он и она.

- Туже...

Теперь она полностью в его власти. Трусы на полу и его довольный взгляд кота объевшегося сметаны. Он опьянен ее притяжением, ее покорностью и бунтом в душе. Он владеет каждой ее клеточкой. Каждый кусочек ее кожи отвечает на его прикосновение. И она распознает отпечатки его пальцев и принимает в свою базу данных. Рука скользит по внутренней стороне бедра, чувствуя влажность. Его ласки как ток по нервам, все натянуто, словно оголенные провода. И вот-вот будет короткое замыкание.

Она сама расстегивает ему ширинку, джинсы спадают на пол и он нагой прижимается к ней. Вот этого он и ждал, для этого он играет, чтоб она забыла про страх, чтоб могла сама коснуться его раскаленного тела.

Свет от лампочки потихоньку тускнеет. Их тела намагничены, они выбивают пробки в радиусе километра. Он касается ее низа живота. В ушах шумит кровь, дыхание хрипит. Его взгляд прикован к ее пересохшим губам и кончику языка, который касается их. Теперь улыбается она, наслаждаясь его напряженностью.

- Ниже... - голос на выдохе.

Бедра сами подаются его движениям. Она прижимается к нему, откидывая голову от удовольствия, крепко держась за его руки. Чуть слышный крик и его стон. Он улыбается, чувствуя, как ее тело таит, оно растекается, она как пластилин отпечатывает каждое его движение. Дыхание громкое. Губы сами раскрываются в ожидании его языка, она опять их облизывает. Понимая намек, он целует каждый сантиметр ее шеи. Тело покрывается мурашками. Его язык находит ее.

Лампочка трещит от перенапряжения. Он подхватывает ее за бедра, подсаживая на себя, руки крепко держат талию, ее горячая спина облокачивается о холодный кафель.
Идет пар.
Напряжение растет и гаснет свет.

Вечно Ваша ЯхА


- Какие у тебя планы на сегодня?
- Ты! (с)

Она стояла, вжавшись в холодный кафель. Потрескивание лампочки разрывало тишину. Его дьявольские глаза съедали ее заживо. Девушка знала, что еще пару секунд и бешеный зверь сорвется с цепей, растерзает не только ее тело, но и душу. Глаза в глаза и мурашки бегут по ее позвоночнику, комок в горле и не хочется шевелиться, дышать.

Ему нравилось наблюдать, как напрягаются ее скулы на лице, как сжимаются пальцы в кулаки, как она отчаянно облизывает быстро высыхающие губы. Нервничает. Определенно это его заводит. Она дышит глубоко и прерывисто, а он может даже видеть, как лихорадочно бьется ее сердце. Испарина на лбу, капельки пота в ямочке на шее и уже ничто не сможет остановить его.

Опирается о холодный кафель, молясь, и надеясь. Хотя молитвы и надежды уже ей не помогут. Душа в той же тьме, что и его. Видимо они хорошо устроились на раскаленном угле, и мирно попивают холодный виски, наблюдая, как два тела играют в кошки-мышки.

На лице у него играет ухмылка, джинсы опущены чуть ниже бедер и глаза сверкают, словно раскаты молнии. Когда-нибудь она привыкнет, когда-нибудь она сама будет стоять напротив него с плеткой, когда-нибудь у нее будет преимущество, а он просто будет наслаждаться, как его маленькая рабыня стала Богиней. А пока...

Она пытается не моргать, ведь знает, что за долю секунды он может уже быть вплотную к ее телу и тогда все полетит к чертям. Тогда она сдастся и не пожалеет, тогда она опять будет его. А сейчас, пока он на расстоянии вытянутой руки, она может верить в свою силу его оттолкнуть. Только вот внутри все сжимается и судороги сводят низ живота и все тело молит о пощаде. А ей все кажется, что она может противостоять ему.

Его руки напрягаются, он чувствует запах ее тела. Он улавливает феромоны ее жажды. Он может лишь протянуть руку и она его. Но эта игра его завораживает, он хочет, чтоб она изнемогала от духоты и электрической атмосферы вокруг них.

Конечно, она знала, зачем он выбрал эти четыре стены в белый кафель, потрескивающую лампочку посредине потолка, и какую-то железную каталку. Она загнанный зверек в клетке, она игрушка для его потех, но сегодня ее единственный шанс сбежать.

Опять эта чертова улыбка касается его губ, глаза наполняются теплом и светом, руки расслабляются, и он вальяжно в шаг преодолевает расстояние между ними. И уже обжигает дыханием ее влажную кожу. Мягкие ладони почти невесомо касаются щеки, большим пальцем задевая нижнюю губу. Ее глаза полуоткрыты, дыхание учащается. А движения продолжают путь по изгибам шеи и плеча, опуская лямочку белой майки. Она дрожит под его властным телом. А он улыбается, его переполняет нежность, ласка, которую он хочет отдать ей и только ей. Он знает ее страх. А она скрывает желание. Боится и хочет.

Вторая рука пробирается под майку и его горячее тело уже полностью прижимает к стене ее хрупкий стан. Еле уловимый стон вырывается из ее груди. Он опять играет в свои изощренные игры. Дразнит, издевается, волнует, возбуждает.

- Привяжи меня, чтоб я не сбежала... - хриплым голосом она шепчет ему.

Запах желания и похоти витает где-то над их головами. Он смеется, зажимая ее горло рукой и указательным пальцем поглаживая за ухом. Ее тело поддается ему навстречу, пульс зашкаливает и воздух заряжается. Уже понятно, что ремни и узлы на руках не нужны, она и так никуда не уйдет. Ноги ватные, сознание затуманено. Есть только он и она.

- Туже...

Теперь она полностью в его власти. Трусы на полу и его довольный взгляд кота объевшегося сметаны. Он опьянен ее притяжением, ее покорностью и бунтом в душе. Он владеет каждой ее клеточкой. Каждый кусочек ее кожи отвечает на его прикосновение. И она распознает отпечатки его пальцев и принимает в свою базу данных. Рука скользит по внутренней стороне бедра, чувствуя влажность. Его ласки как ток по нервам, все натянуто, словно оголенные провода. И вот-вот будет короткое замыкание.

Она сама расстегивает ему ширинку, джинсы спадают на пол и он нагой прижимается к ней. Вот этого он и ждал, для этого он играет, чтоб она забыла про страх, чтоб могла сама коснуться его раскаленного тела.

Свет от лампочки потихоньку тускнеет. Их тела намагничены, они выбивают пробки в радиусе километра. Он касается ее низа живота. В ушах шумит кровь, дыхание хрипит. Его взгляд прикован к ее пересохшим губам и кончику языка, который касается их. Теперь улыбается она, наслаждаясь его напряженностью.

- Ниже... - голос на выдохе.

Бедра сами подаются его движениям. Она прижимается к нему, откидывая голову от удовольствия, крепко держась за его руки. Чуть слышный крик и его стон. Он улыбается, чувствуя, как ее тело таит, оно растекается, она как пластилин отпечатывает каждое его движение. Дыхание громкое. Губы сами раскрываются в ожидании его языка, она опять их облизывает. Понимая намек, он целует каждый сантиметр ее шеи. Тело покрывается мурашками. Его язык находит ее.

Лампочка трещит от перенапряжения. Он подхватывает ее за бедра, подсаживая на себя, руки крепко держат талию, ее горячая спина облокачивается о холодный кафель.
Идет пар.
Напряжение растет и гаснет свет.

Вечно Ваша ЯхА

">