Грех

Придуманные и настоящие истории любви
Ответить
terra
новичок
новичок
Сообщения: 21
Зарегистрирован: Пт янв 08, 2010 2:01 am

Грех

Сообщение terra » Чт мар 18, 2010 11:30 am

Сегодня моя жизнь снова делает крутой поворот. Вся моя жизнь состоит из крутых поворотов с подъёмами и падениями. Вот и сейчас я освобождаюсь из колонии строгого режима, где провела последние 7 лет своей жизни, собрав в кучу несколько статей за воровство, разбой, грабёж и т.д. Этот тюремный виток моей жизни был предопределен мне еще с рождения. Только появившись на свет, я уже получила приговор на свою жизнь, причем приговор окончательный, без отмены и обжалования.

Я – детдомовка! Слово такое маленькое и вроде бы безобидное, но на самом деле – это постоянная бомба замедленного действия. История моя обычная, как у тысяч таких же, как я. Подкинули меня к порогу дома Малютки, а не выбросили в мусорный бак, хотя наверно лучше бы выбросили… Родителей не знаю, росла в казенных стенах, переезжая из одного детского дома в другой. Когда была маленькой и глупой – били и издевались надо мной, когда повзрослела и поумнела – стала издеваться над другими. Это не просто закон выживания, это система человеческого воспитания в детских домах. После совершеннолетия выставили из родных стен во взрослую жизнь, в общагу, на завод, как говорится «в люди». Но с детдомовским приговором жить среди людей совсем не просто, поэтому моя жизнь быстро покатилась под откос. Крутая, как мне тогда казалось, компания, выпивка, легкие деньги, мгновенное осознание того, что взяв силой можно иметь всё, о чём раньше и не мечтала, беззаботная красивая жизнь. Но все быстро закончилось, арест, суд, обвинительный приговор. С такими как мы не церемонятся, это только в хороших фильмах берут на поруки и дают ещё один шанс, в жизни всё просто и банально, выносят приговор быстро, навешав по ходу на твое дело ещё чего-нибудь всякого разного. А потом колония.

Тяжёлые двери со скрежетом закрываются за моей спиной. Семь лет позади, семь долгих и непростых лет. И если раньше у меня был только приговор детдомовки, то теперь я освободилась с клеймом на всю жизнь – зэчка! Но несмотря ни на что, срок в колонии я считаю самым нормальным временем моей жизни. Говорят, колония ломает людей, но что ломать, если уже всё сломано?!

В моём случае, всё в точности наоборот. Колония меня слепила заново. Наверно, каждому человеку в жизни обязательно должно повезти. Мне повезло встретиться, отбывая срок, с очень хорошими людьми. Возможно, некоторые посмеются, над самим фактом нахождения хороших людей в колонии, но это для кого как. И даже там, в колонии, со страшными статьями и сроками за плечами, сидят люди. И у этих людей есть души, седые, опалённые, загрубевшие! Именно эти люди и помогли мне пересмотреть всю мою непутёвую жизнь, осознать и понять, что надо круто всё менять, пока тебе ещё только 25 лет, и ты оступилась только раз. К тому же у меня появилась профессия, теперь я умею шить, причем получается это у меня отлично, и это мне нравится.

Куда идти? Позади колония, впереди три дороги. Как в сказке, как там налево пойдёшь, направо пойдёшь или прямо пойдёшь, что-то там всегда теряешь. У меня же - всё потеряно, поэтому куда не идти – хуже уже не будет! Последний раз оглядываюсь на серый забор и каменные стены… Что ж, и эта школа выживания пройдена…

Несмелой походкой направляюсь, нет, не по дорогам, иду по бездорожью, напрямик, точно по дорогам я отходила 7 долгих лет, теперь хочу только свободы! Иду по свежей пахоте, ноги утопают в земле, но это мои ноги идут по моей свободной земле. Выхожу на пригорок, и передо мной расстилается река, широкая, звенящая, синяя - синяя. Весна. Сажусь на пригорок и долго гляжу на текущую воду. Цвет воды и сила течения постоянно меняются, они не предсказуемы как сама жизнь. Кто-то сзади кричит мне, в порывах ветра трудно разобрать слова. Ко мне подбегает парень.

- Ну, ты даешь, еле нашел, освободилась давно? – прерывистым голосом торопится он. Я медленно отступаю на шаг назад.
- Да не бойся, глупая, я твой брат!
- Какой брат? – мои мысли путаются, но какое-то странное и радостное чувство уже заполняет мою пустую душу.
- Твой родной брат! Теперь ты не одна, мы с тобой семья! – он торопится и переживает.

Семья… Такое странное и совсем чужое для меня слово. Разве для меня это возможно?! И бывает ли такое?! Потом в машине он торопливо рассказывает мне о нашей матери, о том, как лишили ее родительских прав, а его сдали в детский дом, о том, как наша мать навещала его, будучи беременной мною, о том, как он рос, учился и как потом жил, о том, как узнал, обо мне и как долго искал, рассказывал обо всём.

А я как заворожённая сидела и слушала, как губка, впитывая историю его жизни, историю нашей жизни. До дома мы добрались уже ночью. Усталая и счастливая в эту ночь я спала как младенец, родившись заново. У брата был свой небольшой автосервис. Домик, куда он привез меня, был небольшой, но уютный. Со временем я устроилась работать в ателье. И жизнь стала понемногу налаживаться. Брат очень заботился обо мне, будто искупая грехи нашей матери. А я очень любила его и гордилась тем, что теперь не одна. Так совсем незаметно прошёл год. Я была очень счастлива, уют и семья наполняли мою душу теплом и радостью. Но разве бывает счастья много? Наверно бывает. Я невольно стала замечать, что испытываю к брату не совсем родственные чувства. Сначала я гнала эти дурацкие мысли прочь, но они настойчиво лезли снова и снова. И самое ужасное, что это было, не только очевидно, но и полностью взаимно. Когда он невольно касался меня, мое тело трепетало как осиновый лист на ветру. Когда он, уходя, чмокал меня в щечку, жар охватывал меня, и внутри загоралось странное пламя желания. Брат стал избегать откровенных разговоров со мной, пытался прятать взгляд, стал задерживаться на работе. Его что-то тяготило и угнетало, и я догадывалась что. Это читалось во всем, во взгляде, в голосе, в поведении…

И мне было очень непросто… Я могла сорваться в любую минуту, прижать его голову к своей груди, отыскать его губы и заставить его сердце биться в такт с моим. Разве любить грех? А любить родного брата? Я как могла, старалась не думать об этом. Это было жестоко, больно и неправильно. За последнее время мы сильно измучились и совсем извели друг друга, мы просто устали так жить, а жить по - другому, не имели права. Наверно я много грешила в прошлой жизни, раз господь посылает мне такие испытания. Что хорошего я видела в своей жизни? Ничего! И вот теперь, наконец, я могу стать счастливой! Нет - не могу! Это грех!

Сегодня он пришел с работы позднее обычного, но я не спала, я ждала его. Он медленно разделся и подошел ко мне, он был наконец-то готов поговорить со мной. Мы стояли друг против друга, так близко, что моя грудь касалась его груди, его дыхание обжигало мое лицо, в его глазах я читала и боль и страсть одновременно. Могло показаться, что мы стояли, молча целую вечность, но это было не так. Мы, молча, кричали друг другу о своей любви, о нежности, о страсти, о желании. А потом, после столько всего несказанного, всё разом пришло в движение.

Его губы отыскали мои, мои руки нашли его, наши сердца замерли на мгновенье и вдребезги разбили все запреты. Уже ничего не способно было нас остановить. Мы слишком любили друг друга, чтобы думать сейчас о совести и нравственности, мы знали, насколько виноваты перед жизнью и господом, знали, что это только единственный раз, который не повториться никогда, знали, но исправить уже ничего не могли. Вкус его губ, запах его волос, жар его тела, нежность его рук, счастье в его глазах, любовь в его сердце сделали меня этой ночью самой счастливой и самой греховной женщиной на земле…

Утром я проснулась одна, и только теперь я поняла, что произошло, и как мы виноваты… Я мигом собрала свои вещи и бросилась прочь. Мы разбили свою семью, и я опять осталась одна. Я бежала подальше отсюда, бежала от того которого очень любила и которого любить была не должна!

Я уехала в далекий небольшой городок. Там устроилась работать на ткацкую фабрику, со временем получила комнату в общежитии. Да я ходила на работу, общалась с людьми, ела, пила. Но это была не моя настоящая жизнь, это была жизнь робота, спланированная и спрограммированная до точности и мелочей, убогая, предсказуемая и монотонная. И лишь в своих снах я жила по- настоящему!

Только там я могла дать волю своим чувствам, именно там я любила и была любима, именно там я была полностью счастлива, именно там я жила, напрочь забывая, какими узами мы накрепко были связаны с моим желанным, милым, родным! Но потом всегда наступало утро, моё счастье разбивалось вдребезги! Я терзалась и мучилась от страшных мыслей, набатом звенящих в моей голове. Моя душа плакала и скорбела, а сердце бешено билось в замурованной клетке, не видя ни выхода, ни спасения…Я любила своего кровного брата, это был грех. Спустя месяц я почувствовала недомогание, тошноту, сонливость. К врачу я шла, как на плаху, подозревая свой страшный диагноз.

Да, я была беременна. Что чувствует здоровая, молодая женщина, узнав, что ждёт ребенка? Конечно нежность, радость, счастье! Я испытывала только ужас, холодный леденящий ужас. Под сердцем я носила ребёнка своего родного брата. Теперь жизнь полностью потеряла смысл. Я и раньше плохо справлялась с данной ситуацией, а теперь я просто отпустила тормоза. Я поняла, что настало время покинуть этот мир, мне пора. Кто сказал, что умирать тяжело?! Тяжело жить, когда нельзя любить, когда нельзя быть счастливой, когда нельзя дать новую жизнь, когда ничего нельзя! А умирать легко, просто и спокойно, в смерти отпускаются все грехи, в смерти ты находишь свой покой.

Я перерезала себе вены рано утром, успев попрощаться во сне, со всем, что было мне дорого. Я уже занесла ногу над зловещей смертельной пропастью, осталось только сделать шаг. Силы и душа медленно покидали моё греховное тело. И я сделала этот шаг. Последнее что доходило до моего сознания, это грохот ломающейся двери, крики людей и отголоски эха родного и любимого голоса – «Мы с тобой не родные! Слышишь! Ты мне чужая! Чужая! Не сестра!!!»
Вечер. Садится за горизонт солнце, окрашивая красным закатом небо. Мы сидим на крыльце нашего небольшого дома. Он сжимает меня в своих крепких объятьях. Он целует меня, мой большой живот, треплет волосы. Тихо и ласково шепчет мне на ухо: «Вот родим девочку, похожую на тебя, потом мальчика. Ты никогда не узнаешь горечь обид и потерь. Мы будем жить долго и счастливо, и не будет в мире людей счастливее и роднее нас».

Вот так могло бы быть, именно так, а никак по-другому, если бы тогда, в тот злополучный день, он успел чуть раньше, опередив время жизни лишь на миг…

Ответить

Вернуться в «Love Story»